Таинство встречи, веры и жизни

Dans son homélie pascale, le Père Nikolaï Tikhonchouk raconte son expérience au sein d'une unité Covid d'un hôpital parisien, où la naissance prématurée d'une petite fille, malgré la condition de sa mère, lui rappelle un vers du poète russe Ossip Mandelstam ...

В своей пасхальной проповеди отец Николай Тихончук рассказывает о своем опыте в отделении Covid парижской больницы, где преждевременные роды маленькой девочки, несмотря на состояние ее матери, напоминают ему строчку русского поэта Осипа Мандельштама ...


Fresque de l'Anastasis (Résurrection du Christ après sa descente aux enfers) à l'église du Saint Sauveur à Chora Kariye, Jami, Istanbul, Turquie
Fresque de l'Anastasis (Résurrection du Christ après sa descente aux enfers) à l'église du Saint Sauveur à Chora Kariye, Jami, Istanbul, Turquie

В этот обычный мартовский день к нам поступила молодая женщина, которая находилась на седьмом месяце беременности.


- Ну, вот еще одна беременная ковид-19, - подумал я про себя. За один месяц уже четвертая!


Она тяжело дышала, её нужно было срочно интубировать, потому что жизнь малыша находилась под угрозой: в утробе матери малыш дышит исключительно легкими мамы, если же легкие больны, то недостаток кислорода тут же сказывается на самочувствии и внутриутробном развитии ребенка, он, как и его мама, страдает в это время. В таком ситуации нужно было оперативно принимать меры по спасению обоих.

В искусственной коме женщина пролежала практически сутки. На следующий день, когда я снова заступил на дежурство, узнал о решении врачей немедленно провести операцию кесарево сечение.


Это был последний воскресный день месяца - вторая неделя великого поста. В выходные дни мне особенно трудно настроить себя на рабочий лад. В шесть утра все еще тихо и темно на улице. Все домашние спят. Потом они проснутся и пойдут все вместе в храм, но, увы, в этот раз без меня... Целую их всех спящими и, чтобы никого не разбудить, быстренько проскальзываю через дверь в объятья холодно-бодрящего утра.


Беру свой "велик", сажусь, с большой неохотой начинаю крутить педали, поднимаясь в горку. Еду вот так на работу по улице Сен-Жак минут десять и все веду разговор с самим собой: - Вот оно тебе надо? Все попы - как попы, спокойно и без стресса придут к себе в храм на службу, как, впрочем, и полагается нормальному священнику: будут молиться, исповедовать, проповедовать. Одним словом, они будут заниматься настоящим делом, своим делом. Ну, а без тебя в этой больнице разве не обойдутся в это воскресенье? Конечно, еще как обойдутся…


Быстрым шагом вхожу в здание больницы. У входа протираю руки алкогольным гелем. Раздевалка, снова и снова лью алкогольный гель на потрескавшиеся руки. Облачаюсь в "доспехи", которые должны меня защитить от вездесущего вируса, и затем, подобно астронавту, "ныряю" в отделение Ковид+.


В течении нескольких минут вхожу в курс дел. Понимаю, что к обеду нужно приготовить мою пациентку к операции. Операционная находится тут же в нескольким метрах. Последний checking. Итак, к операции все готово.


Операция проходит успешно. Я в операционном блоке, где на моих глазах происходит чудо рождения маленького человека. Казалось бы, ведь не в первый раз я здесь в операционном блоке. Однако, странным образом, переживаешь за молодую маму и малыша, понимая, наверное, что не должны они быть здесь, ну, никак не должны быть! Что это какое-то злое недоразумение, ошибка, которую нужно любой ценой исправить …


Родилась крошка-девочка (весом чуть более одного килограмма), которую мои коллеги из родильного отделения тут же бережно подхватывают и быстро переносят в кувёз для реанимационных процедур. С девочкой все хорошо, просто она еще не готова к такому прекрасному событию как - рождение, ведь ей еще только неполных семь месяцев !


Рождение маленькой девочки стало светлым лучиком радости и надежды, который каким-то чудом проник в наше г